Иван Охлобыстин: «Накоплю на дом – вернусь в церковь»

0
285

Актер и священнослужитель ответил на вопросы читателей «Антенны».

– На канале РЕН ТВ в этом сезоне выходит сериал «Беглец» с вами в главной роли. От кого вы там бежите?Иван Охлобыстин: «Накоплю на дом – вернусь в церковь»

– Я играю афериста, который решил обмануть всех – и органы правопорядка, и бандитов, а после уехать и скрыться навсегда. Производственный цикл был тяжелый. Снимали в октябре – ноябре, и снимавшие не особенно знали, что за погода на юге в это время. Я предупреждал, чтобы делали пиджаки с утеплением. Когда приходит норд-ост, он отгоняет теплое течение, и становится очень холодно. Много сцен, где мы со счастливыми лицами прыгаем в холодную воду и плывем, романтических, а на самом деле мы там синие от холода. Зуб на зуб не попадает. И гидрокостюмы нельзя было надеть. Ветер с гор – такой, что даже говорить было трудно. Я очень сильно простыл на съемках, два раза пропил антибиотики. Тем не менее Геленджик мне очень понравился. Прекрасные город, люди, студия, которая предоставляла техническое и транспортное обеспечение. Город предрасположен к съемочному процессу. Есть старинные улочки, хайтековые, широкие набережные, романтические закутки. Жена Оксана поехала со мной на съемки. Мы не любим расставаться на длительные периоды и ездим вместе. Она испытала трепетные чувства, посетив места, где отдыхала в детстве. Мы специально поехали на машине, нашли пансионат, речку, где они с мамой когда-то гуляли.

Иван Охлобыстин: «Накоплю на дом – вернусь в церковь»
Иван Охлобыстин– Что любите больше – море или горы?Иван Охлобыстин: «Накоплю на дом – вернусь в церковь»

– Предпочитаю горы, потому что перекупался в море. Я всегда ездил в лагерь на море, обычно на две смены, и все это время купался. Ночью, в самоволке, в пересменку. Я перебрал воды. Плаваю я хорошо. Но в семье мы – фанатики-скалолазы. Мы полупрофессионалы. Когда ездили в Испанию, то нашли скалы из песчаника. На Афон я четыре раза поднимался. Тяжелый подъем, хотя проторенная дорожка, но если не вовремя выйти, то в 12 часов попадаешь в пекло. Там есть место – Ожерелье Пресвятой Богородицы, где нет тени. Идти 6–7 часов. Вода заканчивается на четвертом часу. И источники заканчиваются. Все время подъем – 45 градусов. И вот мы идем с Саввой и Васькой (сыновьями. – Прим. «Антенны») и чувствуем: все, умираем. А мы всегда берем детей в длительные путешествия. И вдруг Савва с криками догоняет меня и показывает старинную дароносицу с цепочкой, которую нашел у дороги. С изображением византийских императоров и Георгия Победоносца. И тут же чудо: над нами повисает круглое облако метров 20 на 20, но оно все время над нами. Палит солнце, а над нами тучка, и она нас довела остаток пути по Ожерелью, а потом растворилась.

– С вашей харизмой зрители могут влюбиться в вашего героя-жулика. Нужна ли такая идеализация? Может, следует снимать фильмы только про положительных людей?Иван Охлобыстин: «Накоплю на дом – вернусь в церковь»

– Чисто положительных людей нет, мы все грешны перед Богом. А мой персонаж как раз хочет покончить с прошлым. Фильм не идеализирует жулика, а, наоборот, показывает, как он исправляется. Его возмущает несправедливость, царящая в городе, который он любит. И он становится его защитником. В начале фильма это одинокий, брошенный всеми человек, просто хорохорящийся, но не более того.

– Вы сами когда-нибудь хотели от чего-то убежать? Может, от жены?Иван Охлобыстин: «Накоплю на дом – вернусь в церковь»

– Нет, такого не было. Мне нравится, когда вопрос сразу решается или не решается. С алкоголем и бабами проблем не было. Удивляюсь мужеству людей, которые женятся по много раз. Это же надо привыкать. Или чего-то ищут? Никакие чувственные ощущения не компенсируют того уровня беспокойства – переживать все заново и заново. Результат любой семьи – это дети. Жена – олицетворение семьи, дети – естественный продукт. И ты работаешь на нее. В ином случае ты в пустоте. Но бывает так, что людям не везет, и они в отчаянии хватаются за соломинку и тонут во всех этих житейских конфликтах. Они расходятся, но их нельзя осуждать – это жизнь. Отечественная культура не очень мотивирует на создание семьи. Какая-то помощь идет от государства многодетным семьям, потому что их мало, как слонов в зоопарке, которых надо кормить и мыть. А у многих молодых семей проблемы с жильем. И многие оттягивают женитьбу до последнего из-за жилищной неустроенности.

Иван Охлобыстин: «Накоплю на дом – вернусь в церковь»
Кадр из сериала «Беглец»– Что вы посоветуете молодым людям, которые хотят завести семью, но боятся, что не потянут ее материально: низкая зарплата, нет своей жилплощади?Иван Охлобыстин: «Накоплю на дом – вернусь в церковь»

– Если они об этом думают, то советую им разбегаться. Любовь – это безумие. У тебя перед глазами один человек и одно желание. Не думать ни о квартире, ни о деньгах и даже ни о детях. Что значит планировать семью? Чушь собачья! Как может быть рациональным процесс, в основе которого лежат иррациональные условия? Как добиться любви с помощью логической мотивации? Любовь – это взрыв. А всякие планирования только отвлекают общество, вносят смуту в неокрепшие молодые души. Женитесь, любите друг друга, заводите детей, не думайте, где жить, что есть. Наши потребности удовлетворяются по мере поступления запроса. Если не ставишь задачу, то не идешь. Если человек так уж тяготеет до чувственных наслаждений, то не нужно создавать семью. Выходят не за квартиру, выходят за человека. Когда мы поженились с Оксанкой, были голодранцами. У нас появилась более-менее своя жилплощадь семь-восемь лет назад, когда уже все дети родились. Никогда мы не страдали. У нас были проблемы на уровне, что в какие-то дни нечего было есть, но макароны были всегда. Может, мы не катались на водных лыжах, но катались на великах, а если не было великов, то ходили пешком. Человек – всесильное существо. Как ангел.

– Где вы посоветуете одиноким молодым людям знакомиться – в интернете или в реальной жизни?Иван Охлобыстин: «Накоплю на дом – вернусь в церковь»

– Нет универсальных способов знакомства. Мы с Оксанкой познакомились ночью в кабаке. Самое неромантичное знакомство, которое можно себе представить. Но после кабака мы пошли в храм. Будучи людьми энергичными, мы поняли, что спалим друг друга, как две газовые горелки, и что нам нужна какая-то стабилизирующая платформа. Поэтому мы в церковь, и вот уже больше 20 лет вместе. Мы все личности, и дети наши – личности. Когда казалось, что конфликт невозможно решить, мы прибегали к третейскому судье в лице нашего духовного отца. И решали проблемы.