Шпротная дуэль. Как Россия «помогла» Рижским шпротам стать раритетом

0
43

Шпротная дуэль. Как Россия «помогла» Рижским шпротам стать раритетом

СтатьиШпротная дуэль. Как Россия «помогла» Рижским шпротам стать раритетом
Добромир15.07.20210

Люди старшего поколения хорошо помнят шпроты Рижские, без которых не обходилось ни одно застолье в советское время. Что собой представляют шпроты?

Рижский залив не очень богат крупой рыбой, зато в нём вдоволь мелкой салаки и балтийской кильки, которая на латышском языке называется «шпратус»- отсюда, наверное и «шпроты».

Так вот, эту салаку и кильку коптили особым образом на ольховых опилках, плотно укладывали в банки, добавляли специи и масло и отправляли в торговую сеть уже как «шпроты Рижские в масле».

Пальму первенства в производстве шпрот держали Латвия и Эстония, но нельзя сказать, что шпроты выпускались только там.

Латвийские и Эстонские шпроты были самые известные, а так их изготавливали и в Калининграде, рыбокомбинат в УстьЛуге, городе Приморске, рыбколхоз Балтика имел свой завод и тоже производил шпроты. И ещё в Ленинграде завод Пищевик также их коптил.

Были и ещё некоторые предприятия, которые выпускали шпроты, но больше всего их было в Прибалтике. А уж в девяностых их изготавливали все кому не лень, в многочисленных гаражах и сараях, по всему побережью Балтики.

Первый звоночек грядущих «шпротных» баталий прозвучал в 2006 году — Роспотребнадзор обнаружил в партии поступивших из Латвии консервов повышенный уровень бензапирена – канцерогена опасного для жизни человека.

Запрет оставался в силе в течение двух лет, пока Россия не приняла европейские нормативы допустимой концентрации бензапирена в рыбных консервах. Через некоторое время его открыли, но два крупных латвийских предприятия «первую шпротную войну» не пережили.

И после этого ещё не раз случались запреты: Россельхознадзор выявлял превышение допустимого уровня канцерогенов в шпротах из Латвии в 2013 и в 2014 годах. После каждого запрета 2-3 латвийских завода, производящих шпроты, оказывались банкротами.

В начале 2015 года министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич с апломбом заявил:

  • «Чем больше смотрю на современную Россию, тем больше прихожу к выводу, что она закончит как Германия после Первой и Второй мировых войн».

Чуть дипломатичнее высказался президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес:

  • «Проблема России заключается в том, что это авторитарный режим, легитимность которого основана на ностальгии по авторитарной культуре… Они ненавидят нас за то, что мы доказали им: можно быть не такими, как они».

А уже в марте 2015-го на эти слова последовал ответ из России: Россельхознадзор вновь заявил о превышении в шпротах допустимой концентрации вредных веществ.

Это вогнало латвийских рыбопромышленников в панику, и все их дурные предчувствия вскоре оправдались: уже в конце мая того же года Россия ввела запрет на импорт всей рыбной продукции из Латвии и Эстонии, за «системные нарушения» на всех, без исключения, предприятиях.

Такая чехарда негативно повлияла на латвийскую шпротную отрасль в целом. Большинство производителей утратило российский рынок. Конкуренцию им составили комбинаты в Калининградской области. Там стали делать шпроты, не уступающие по качеству латвийским.

Литовцы попытались продавать свои шпроты в Китай, Иран и США — однако же дело не выгорело. Ведь шпроты как «ностальгия по СССР» больше всего ценили только на постсоветском пространстве. А вот иностранцу не понять, в чем же ценность мелких, копчённых рыбок, приготовленных по особому рецепту.

В конце прошлого года прозвучал последний аккорд этой не объявленной «шпротной войны». Теперь уже бывший владелец рыбоконсервного завода в Лиепае, который был открыт еще аж в 1892 году Игорь Крупник, объявил о банкротстве этого последнего завода в Латвии:

  • «Тему Лиепайского завода я закрыл первого сентября, теперь там всем будут заправлять администраторы неплатежеспособности Trasta komercbanka. В Латвии никому ничего не нужно. По сути, теперь это брошенная земля, а самого завода больше нет. На территории только охрана, да и та приезжает из Риги».

Завод сумел пережить две мировые войны, революции в России, перестройку и демократизацию, но период второй независимости Латвии, он пережить не смог.

И где теперь работать бывшим сотрудникам предприятия, непонятно. Но это, скажем, и не наше дело. А впрочем можно предложить Калининград, там теперь выпускают российские шпроты, не хуже латвийских.

И сейчас на прилавках рижских магазинов можно увидеть банки шпрот, изготовленных в России. Такое невозможно было представить ещё несколько лет назад. Более того, названия на банках созвучны с «Рижским золотом». Эти шпроты теперь продаются на всём постсоветском пространстве, вместо латвийских.

Вот так и закончилась незаметная, российско-латвийская война на шпротном театре не боевых действий — в пользу России.

Источник