Коммунальная амнистия закончилась: неплательщиков ждут пени и штрафы

0
18

Коммунальную амнистию продлевать не будут. С февраля жильцам вновь начнут начислять пени и штрафы за несвоевременное или неполное внесение платы за услуги ЖКХ. Запрет на отключение неплательщиков от коммунальных услуг был также снят. Понятно, ресурсники и управляющие компании недополучили миллиарды рублей из-за введенного правительством моратория, а чтобы эффективно работать, им нужны средства. В то же время доходы населения не вышли на докризисный уровень, и миллионы граждан до сих пор сидят без работы. Смогут ли россияне погасить коммунальные долги или многие останутся без воды и тепла, как изменятся тарифы и какие важные новации в сфере ЖКХ произойдут в 2021 году — об этом в ходе онлайн-конференции в «МК» рассказал заместитель генерального директора Ассоциации «ЖКХ и Городская среда», член экспертного совета Комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Дмитрий Гордеев.

Эксперт рассказал, что грозит россиянам за неуплату услуг ЖКХ
ФОТО: ЕКАТЕРИНА ШЛЫЧКОВА

— Суть амнистии заключалась в том, что долги, образованные с начала апреля по 31 декабря 2020 года, не подлежали штрафу в виде пени. Сейчас мораторий на выплату этих штрафов и пени завершен. Насколько оправдано было его введение в прошлом году и завершение в нынешнем?

— Давайте уточним: если в 2020 году у жильца образовалась задолженность в связи с тяжелыми обстоятельствами, связанными с пандемией, но к 31 декабря человек все свои долги погасил, пени на период с апреля по декабрь начисляться не будут. Но если наступило 1 января 2021 года, и у жильца остались долги, то пени будут начислены на размер этой задолженности.

Честно говоря, я не вижу особой пользы от установления моратория. Некоторые собственники и наниматели, понимая, что пени не будут начисляться, просто-напросто не платили за услуги с апреля по декабрь, и только в самом конце 2020-го заплатили. Казалось бы, ничего страшного. Но что происходит, когда ресурсоснабжающая организация не получает деньги, которые она заработала? Например, «Водоканал» потратил средства на химические реагенты, чтобы очистить воду, потратил электрическую энергию, чтобы транспортировать воду во все дома. А денег не получил. Возникает вопрос: что делать директору организации? Ведь всё стоит денег. «Водоканал» не может бесплатно подавать воду, то же касается теплоснабжающих организаций, энергетиков и так далее. Когда ресурсоснабжающая организация не дополучает средства, она вынуждена снижать качество услуг. Причем для 100% потребителей, в том числе для тех, которые платят добросовестно.

— Проблемы ресурсников понятны. Но ведь в период разгара пандемии миллионы наших граждан остались без работы, еще миллионы столкнулись со снижением доходов. Многие просто не имели возможности оплачивать услуги ЖКХ, как раньше…

— По оценкам Минстроя, был небольшой провал платежей в связи с пандемией — март, апрель, может быть, май. К лету ситуация в принципе вошла в нормальное русло — уровень сбора платежей физлиц составляет примерно 95%. То есть большого спада коммунальных платежей в пандемию не произошло. Но есть определенная прослойка людей, причем весьма грамотных финансово, которая просто воспользовалась правительственной льготой: так как их освободили от пени, они практически прокредитовались за счет ресурсников, отложив свои платежи «на потом». Все ресурсники и управляющие организации испытывали трудности. В России коммунальные платежи составляют примерно две трети от стоимости всех услуг ЖКХ, а содержание, ремонт — это оставшаяся треть. Допустим, управляющая компания не получает 20%. Это значит, что возникают проблемы — нечем заплатить дворникам, слесарям. Надо рассчитываться с подрядчиками, заплатить специализированным организациям, ответственным за проверку лифтов, газового оборудования. Если деньги не поступают, компании не лишают персонал зарплаты (им тоже надо на что-то жить, они такие же граждане). Именно поэтому качество обслуживания неизбежно снижается. Так что снятие моратория, на мой взгляд, правильное решение.

— Ну и что будет после отмены моратория: компании быстро и безболезненно встанут на ноги?

— Руководители управляющих компаний и ресурсоснабжающих организаций будут начислять пени и не станут заниматься популизмом и благотворительностью. Если люди имеют доходы, им нужно начислять пени, чтобы поняли, что их поведение неправильное. Ну и сам размер пени, пусть это и не очень большая сумма, несколько компенсирует недобор платежей прошлого года. Пени — это законно, экономически правильно и справедливо. Еще раз повторю: есть люди, которые не платят намеренно, а есть добросовестные плательщики, но все эти жильцы будут получать некачественные услуги, если компания недополучит денег.

Нельзя так рассуждать: я заплатил 100% — поставляйте мне качественные услуги. Это невозможно, если жильцы остальных, скажем, 99 квартир в многоквартирном доме не заплатят. Например, в Эстонии, если коллектив собственников не рассчитывается за коммунальные ресурсы, к ответственности могут привлечь самого богатого собственника, у которого самая лучшая машина и самая большая квартира. Уже потом ему придется разбираться, кто из собственников не платил. Это справедливо, потому что и управляющая организация, и ресурсоснабжающая организация выполняют объем работ для всего коллектива жильцов дома. Общее имущество — это весь дом. И он не делится так: вот эти три ступеньки мои, а вот эти десять ступенек не мои.

— Но у нас не Эстония, и, наверное, если взять деньги с самого состоятельного жильца в России, это может плохо кончиться…

— Тем не менее пример Эстонии весьма интересен. Там в законе прописано, что коллектив собственников может на общем собрании принять решение: «Мы не хотим, чтобы такой-то жилец имел квартиру в нашем доме. Мы не хотим из-за него нести неблагоприятные последствия в виде отключения воды и тепла и так далее». И если этот человек не погасит долги, его заставят продать квартиру (на торгах), и неплательщик получит эти деньги за вычетом задолженности. Там коллектив собственников — это большая семья.

— Вернемся к отмене моратория. Сколько людей к январю не успели погасить свою задолженность и вошли в новый год с долгом? Какова эта сумма, ее можно как-то измерить?

— Такой статистики нет. Я предполагаю, что это не больше чем 5–10% от должников, не от 100% всех потребителей, собственников и нанимателей, а от должников. Думаю, что большинство людей поняли, что мораторий заканчивался 31 декабря 2020 года и надо успеть заплатить.

— У нас есть вопрос от читательницы: в прошлом году компания, в которой я работала, закрылась. Денег было очень мало, не платила квартплату больше 6 месяцев. Возможности заплатить всю сумму у меня и сейчас нет. Что мне грозит в таком случае сейчас, как облегчить последствия?

— Если долг образовался за коммунальные услуги, то помимо начисления пени к должнику может применяться такая законная мера, как приостановка или ограничение предоставления коммунальных услуг. Вот примеры ограничений: напор воды могут сделать достаточным только для того, чтобы можно было набрать чайник, но этого напора не будет хватать, чтобы принять душ. Или, например, могут понизить параметры электрического тока: условно говоря, лампочки будут тускло гореть или телевизор не включится. Приостановка — это временное прекращение предоставления коммунальных услуг, например, электроснабжения или водоотведения. Право сделать ограничение или приостановку есть у исполнителя коммунальных услуг. Исполнитель коммунальных услуг — это тот, кто продает коммунальные услуги, или управляющая организация, ТСЖ при непрямых договорах и ресурсноснабжающая организация при прямых договорах.

— Сколько времени дается потребителю, чтобы погасить задолженность и не остаться без воды и тепла?

— Есть установленная законом планка, при которой можно применять меры ограничения или приостановки предоставления коммунальных услуг, — уровень задолженности, превышающий два месячных платежа. Естественно, прежде чем вводить ограничение или приостановку, исполнитель коммунальных услуг обязан сделать предупреждение. Предупреждение делается не менее чем за 1 месяц. Потом за несколько дней делается второе предупреждение. Если на это предупреждение потребитель-должник не реагирует, то следует отключение. Ваша читательница спрашивает, как ей быть? Правильная реакция только одна: погасить долг или второй вариант — заключить соглашение о рассрочке. Бывают действительно серьезные семейные обстоятельства. Если человек говорит: «я потерял работу, я задолжал, я согласен заплатить, но сейчас не могу, мне надо накормить детей, дайте мне рассрочку», то сумму задолженности распределяют на энное количество месяцев, которые согласовали управляющая компания, ТСЖ, ресурсоснабжающая организация и должник.

— Еще вопрос от читателя: есть ли возможность оплачивать ЖКУ по частям? Разделить квартплату на меньшие доли, так как не хватает денег на всю выплату целиком? Как государство планирует помочь гражданам, которые не могут единовременно заплатить всю сумму?

— В Жилищном кодексе есть понятие — добросовестное выполнение обязательств по оплате содержания общего имущества и коммунальных услуг. Это полное и своевременное внесение платы. Если вы внесли полностью, но с задержкой на несколько месяцев, вы нарушитель. Если вы внесли своевременно, но, например, 30% от общей суммы, вы нарушитель. Поэтому надо платить полностью и своевременно. А рассрочка — это случай частный, по договоренности плату можно распределить на несколько месяцев.

Если говорить о мерах социальной поддержки, то с середины 1990-х в России существует хорошо отработанная система предоставления адресных субсидий. Это более правильный подход, чем тот, который часто провозглашается популистами: «давайте заморозим тарифы. Ведь это делается безадресно, для всех. Между тем кто-то получает 500 тысяч рублей в месяц, кто-то получает 10 тысяч рублей в месяц. Всем им устанавливается одинаковый заниженный тариф. Это абсолютно неправильная мера, потому что тот, кто получает 500 тысяч, явно имеет возможность заплатить за ЖКУ полностью, ему занижение тарифа не надо.

— Из ваших слов вытекает, что из мер поддержки жильцов у нас доступны только или рассрочка, или субсидия? И, несмотря на пандемию, которая ударила по доходам населения, в коммунальной сфере не родилось новых способов помощи потребителям? Ничего нового в принципе не предвидится?

— Фактически так и есть. Рассрочка — это мера, которую применяют сами коммерческие структуры: управляющие компании, ресурсоснабжающие организации. Адресная субсидия — мера поддержки, которую предоставляет региональная власть. Есть еще третья группа помощи, не адресной, а категориальной: это льготы. Они предоставляются или исходя из заслуг (условно говоря, Героям Советского Союза и России), или исходя из определенного состояния человека (например, инвалид). Есть льготы людям, которые потеряли здоровье (например, чернобыльцы), или ветеранам труда. Льготных категорий не так уж мало, и счет таким гражданам в масштабах страны идет на миллионы.

— Можно ли как-то оценить долю коммунальных долгов населения? О каких суммах может идти речь?

— Это сотни миллиардов рублей. Долги образовались за несколько лет, и эти деньги нужны ресурсникам. Установление тарифов для ресурсоснабжающих организаций — это следующая процедура: компания доказывает, что в год ей нужно энное количество средств, и если привести эту сумму к единице произведенного ресурса (например, к одному кубометру воды), то получается как раз тариф. За счет этого тарифа надо и ресурс дать, и инфраструктуру обновить. Бывает так, что ресурсоснабжающие организации не выполняют все то, что должны (денег не хватает), и это служит неким механизмом увеличения тарифов. Регулирование тарифов — это хорошо, пусть государство их установит, но они должны обосновываться. В наших реалиях государство стремится тарифы занизить, а ресурсоснабжающие организации пытаются доказать, что им нужно больше средств, так как установленные тарифы не покрывают всех затрат. Вот идет такое перетягивание каната.

— Что ждет тарифы ЖКХ в 2021-м?

— Рост тарифов в этом году будет в среднем по стране ниже инфляции, но примерно в 15 субъектах Федерации он планируется на уровне инфляции. Это реакция на плохое состояние экономики и плохое состояние доходов домохозяйств. В таких условиях государство, конечно, будет проводить политику сдерживания тарифов. А это в определенной мере означает сдерживание модернизации жилищно-коммунальной инфраструктуры. Если средств на ремонт, на замену оборудования, на обслуживание не будет хватать, то в отрасли вырастет аварийность. Этого государство тоже не может допустить, поэтому оно будет лавировать. Считаю, что государству нужно совершенствовать адресную социальную помощь в коммунальной сфере, чтобы в первую очередь защитить интересы самых обездоленных и нуждающихся.

— Выходит, тарифы вырастут, но ресурсникам может не хватить полученных денег, чтобы эффективно работать, поставлять услуги и модернизировать инфраструктуру?

— В общем и целом денег должно хватить. Но, как говорится, на грани. В целом ресурсников держат на голодном пайке. В первую очередь, это относится к самой отсталой в инфраструктурном плане сфере — водоснабжению. Вот им денег может не хватить. Потому что когда начинается увеличение тарифов в течение года, водоканалы находятся на самом последнем месте в этой очереди. В результате идет уже третье десятилетие XXI века, но в России до сих не все потребители получают питьевую воду нормального качества. Очень мало регионов могут похвастаться водой, которую можно пить из-под крана. Это следствие плохого состояния инфраструктуры. Инженерные решения есть, но на их реализацию нужны деньги.