Новый механизм регулировки цен на зерно оценили экономисты

0
18

Глава Минэкономразвития Максим Решетников предложил с 1 апреля ввести демпферный механизм на рынке зерна по аналогии с тем, который используется на топливном. При высоких ценах экспортная пошлина будет увеличиваться, а при низких производителям будут доплачивать из госбюджета. Вместе с экспертами мы спрогнозировали эффект нового механизма на продуктовые цены.

Ручное управление продовольственного рынка провалилось
ФОТО: АЛЕКСАНДР АСТАФЬЕВ

Вместо того, чтобы искусственно сдерживать цены на еду, как это было сделано с сахаром и подсолнечным маслом, власти решили прибегнуть к демпферному механизму на продовольственном рынке. Между тем, в начале года рост мировых цен на продовольствие продолжился. Индекс ФАО (международного продовольственного подразделения ООН) цен на зерно в январе вырос на 8,3 пункта — до 124,2 пункта. Иными словами, за январь зерно подорожало на 7,1%, за год — на 23,6%.

Сам по себе формат заморозки цен — это «ручное» управление, то есть расписка в том, что рыночные механизмы не работают по той или иной причине, и чтобы спасти бизнес и рынок, государству приходится вмешиваться, так как самостоятельно они «дышать» не могут, рассказывает старший аналитик ИАЦ «Альпари» Анна Бодрова.

По словам эксперта, попытки выяснить причину постоянных рыночных провалов и внедрить схему, которая могла бы какое-то время уравновешивать цены, весьма позитивна, даже если это будет калька с нефтяного демпфера.

«Зерно — товар еще более волатильный, чем нефть, поэтому механизм демпфера, может быть, стоит «обкатать» на крупных производителях, — считает Бодрова. — Теоретически, схема демпфера позитивна для аграриев, так как даст страховку от перепадов цен. Низкая степень прогнозируемости губительна для любого бизнеса, а в данном случае фактор неопределенности практически исключается. Небольшим поставщикам от таких мер регулирования особенного эффекта не будет».

Заморозка была сделана не зря, свою стабилизирующую роль на время она сыграла, не пустив цены выше потолка прежде, чем заработают ограничители на вывоз той же подсолнечной семечки с более заметным наваром за рубеж, говорит шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв.

Впрочем, по его мнению, более надёжный и более справедливый для агрохозяйств механизм — отказавшись совсем от экспортных пошлин, установить вместо них экспортные квоты. То есть указать хозяйствам конкретные объёмы продукции, которые им можно вывозить на экспорт — зато по любым сколь угодно высоким ценам, и с теоретически неограниченным доходом от продажи каждой тонны. «А внутренние цены отрегулировались тогда бы сами собой, без искусственного потолка, просто за счёт переизбытка продукции внутри страны». – утверждает Пушкарев.

По его мнению, демпфер вряд ли сделает муку и хлеб дешевле, но он хотя бы не позволит этим продуктам без веской причины дорожать. «Если задаться целью снизить цены не на отдельные продукты, а на средний чек в магазинах, то логичнее было убирать основной источник подорожания: накопленную закредитованность агрохозяйств под слишком высокий процент, предоставляя им льготные субсидии под ставку ниже ключевой для рефинансирования долгов», — полагает аналитик.

«В российских реалиях нет ни одного достоверного примера тому, как цены на продукты снижаются вследствие внедрения каких-то механизмов. Максимум, на что можно рассчитывать, это на стабилизацию цен на сахар, муку и хлебобулочные изделия плюс-минус на текущем уровне», — подытожила Анна Бодрова.

«Срок заморозки до весны правительству потребовался и чтобы отладить заново, выверить экономически обоснованные уровни для экспортной пошлины, чтобы не попасть с ними пальцем в небо. Пошлина — ключевой параметр так называемого демпферного, а проще говоря, уравновешивающего механизма», — продолжает собеседник «МК».